?

Log in

No account? Create an account

Dec. 12th, 2011

Светлые (и Темные)!

Нас четверо, мы все работаем,(частично студенты) может, кто-то из вас сдает в Киеве двушку не совсем на краю мира?
Мы готовы платить до 3200 плюс ком. услуги, чистоплотные, порядочные.
Да, все курим. Но готовы это делать на балконе.
Было бы очень хорошо, если бы в квартире наличествовала плита, стир. машинка, кровать (одна), раздельный санузел, холодильник.
Все остальное не обязательно.
Контактная я, мне писать в комменты, можно в ЛС.
Заранее спасибо.
я в основном здесь, если что http://www.diary.ru/~Kojro/
а в последнее время вообще в реальном мире и весне
так что связывайтесь, если что.
врр?
Это про то, что означает меня.
Я только никак не пойму, к печали, или к радости.
***
Быть оборотнем унизительно. Нет никакой романтики в том, что на пять дней в месяц ты теряешь человеческий облик. Она начинает расти, и с каждой ночью всё неуютней, будто тебя ищут. Потом наступает момент, когда желтый глаз тебя находит и вливает свой яд в зрачки. Ах, пишут они, Зов, ах, свобода, ах, мчаться ночью по сырым лесам, вдыхая дикие запахи.
Отчаянье и стыд, вот что я вам скажу. Ещё неделю мне быть собой, ещё три дня, ещё сутки – и вот уже ничего нельзя сделать. Больше не разумное существо, разве что на самой границе сознания остаётся немного рассудка, который пронаблюдает, зафиксирует, а потом при случае напомнит: ты это делал. Всё остальное залито медленным серебром и ослепительным золотом, светом, что замещает кровь и вытесняет совесть.
Попробуй не делать того, что ты вынужден делать всякий раз - и попробуй хотя бы не пахнуть. Каждый раз твой запах начинает орать, выбалтывая всем и каждому, чего ты хочешь и чего боишься. Сколько ни смывай, изменившаяся химия даёт о себе знать, и духи поверх просто смешны.
Зато ты вряд ли останешься один в эти дни, по запаху тебя найдёт другой, такой же, и это станет большой проблемой для всех, кто связан с вами в остальные дни месяца. Правда, если в следующий раз он тебя не найдёт, это станет ещё большей проблемой.
Давно ли ты плакал? Никогда – или месяц назад, когда случайно забежал слишком далеко от своих. Тому, кто пережил то одиночество, невозможно потом плакать по другому поводу.
Нет. Не «пережил» - испытал. Пережить, это для ведущих линейное существование, не прерываемое регулярным испепелением в её свете.
Нет. Я ещё раз повторяю, нет. Это НЕ красиво.
Красиво быть героем или жертвой. Быть мехом, глупым бурдюком для ядовитого вина – нет. Для чёрного рома, для золотистого мескаля, для её огня, ты всего лишь вместилище, всегда недостаточно прекрасное и сильное - как бы прекрасен и силён ты ни был, она больше и старше.
Чего ты хочешь, бедное безмозглое существо? Бежать. Не куда-то и от кого-то, а просто перебирать ногами, наполненными серебристым пламенем, отталкиваясь от земли настолько далеко, насколько возможно.
Что ты чувствуешь? Отвращение к чужим запахам и к себе – тому, который через три дня проснётся прежним, пересчитает синяки, ссадины, и постарается забыть.
Кого ты ищешь? Того, кто посмотрит таким же дурным желтым глазом, как у тебя, как у неё.
И вы побежите, два пьяных дурака, по ночным улицам, мимо фонарей и витрин, мимо окон, мимо честных людей в их честных постелях.
Ваш рассудок не поспеет за вами, ни с блокнотом, ни с диктофоном – отстанет, запутавшись в попытках сформулировать, что-то там бормоча о свободе, счастье или вовсе о сексе.
Где ему понять про искры – искры в пятках, в горле, в глазах, в пальцах. Про бесстыжий яд, который я сегодня ночью выпью за тебя, а ты за меня.
(с) Марта Кетро
Прийдет смерть, у нее будут твои глаза
как молчание перед выстрелом, перед прицелом,
почти до абсурда, и все же; скатившаяся слеза
оттого, что слишком долго целился -
так нельзя
абсолютно неправильно, в целом;
если и существует пособие для начинающих убийц -
хотя и это - так абсурдно, что даже писать нет смысла
ты разорвешь эти рамки...стреляй, целься, пли!
попал...нет.
чертова дюжина рандомных целей.

/те рамки, в которые ты заключил себя
заковал свой пытливый разум
чтобы не разорвали на части те
кто берет все и сразу/

это лишь череда мгновений
вместе с биением сердца проходящая
когда оно остановится, ты плюнешь кровью на чистый пол...
- это...уже было однажды....тьфу!
и зайдешься в кашле.
     
— Я иногда бываю оборотнем, — говорит он. — А это почти собака. Так что, извини, я знаю, за кем увязался бы, если бы был щенком. В этом вся разница между мной и тобой: в том, что во мне чуть больше собаки.
— В тебе до хрена чуть больше всего, — бормочет Горбач. — И чуть меньше человека, который уже не умещается там, где столько всего понапихано.
(с) Дом, в котором

Sep. 6th, 2010

город остыл,оставив нам память про пьяное лето
осколки выбора, когда так - нельзя, и так нельзя тоже
камни веры наполняют пустые колодцы памяти
наверное, кое-что все-таки можно
трубка по кругу, куртка из драной кожи
звуки машин, наша дождливая осень
прозрачные сны, холодные пальцы, длинные волосы
я, черт возьми, все-таки /странно!/ нужен.
солнце светит в тумане, мы уже не вернемся в тот город, что оставили за спиной
ведь вместо нас всегда возвращается кто-то
другой
последнее что я заберу с собой
это вечер на краю канала
это трасса и дым тонкой сигары
это лампочка что будет жить с нами
это шальная осень с ветрами
если вдруг там меня перестанут ждать.

Tags:

Sep. 6th, 2010

Я вернулся из Львова
отсвет слепящих фар на дороге,
а через выходные - в Одессу, или еще куда-нибудь
пока не кончилась эта шальная, суматошная осень
пока на трассе еще можно стоять
пока можно захлебываться в густом утреннем тумане,
дышать запахом осенних дождей
черт, я люблю эту жизнь
это небо над трассой, нависающее густой безграничной бездной
мы никогда не умрем, honey.

Aug. 28th, 2010

Я понял только одну красивую светлую вещь - мне плевать, насколько моя жизнь не устраивает каких-то абсолютно левых, посторонних, касающихся ее краешком бока людей, если она устраивает меня и людей, непосредственно ввязавшихся в нее.
я это к тому, что до меня наконец дошло, чем хороша тройка.

А еще я написал рассказик:

И вот вижу – сидит на набережной девушка, ну, смешная совсем, еще девчушка почти, только глаза – умные, циничные, не бывает таких глаз у семнадцатилетних девчонок, и затаенное желание счастья в глазах нет-нет, да и проглядывает. И костяшки какие-то из мешочка достает и перебирает. Смотрит, сжимает в кулаке и обратно опускает.
И на море поглядывает. И по сторонам периодически оборачивается – будто ждет кого. Ну, может и ждет, ждущая девушка на набережной – явление не то чтобы из ряда вон выходящее.
Волосы у нее – редко такие встретишь, и рыжие, и белые пряди, и совсем темные, переплетаются мокрыми водорослями на слегка загорелой коже, а лицо детское, почти эльфийское, но не тех эльфов, которых в фэнтези описывают – красавцы, мол неземные, а скорее лицо ирландских пикси, озорное такое, и веснушки.
И вот она смотрит на костяшки свои, хмурится, опять перетряхивает мешочек, и я понимаю – надо подойти и что-то сказать, хоть что-нибудь, чтобы заулыбалась, должна же она понимать по-аглицки, международный язык как-никак, это мой норвежский редко кто поймет, а английский вроде все понимают.
Подхожу, ложу ей руку на плечо, она вздрагивает и улыбается, и видно уже – на ладони у нее лежит руна Ансуз, еще бы я не разбирался в рунах, как-никак, больше чем профессия или хобби, и я говорю ей с ужасным акцентом: «он тебя любит», а потом добавляю еще «все будет хорошо», аккуратно касаюсь губами стриженных на затылке волос, и иду вверх по набережной, а потом все-таки оборачиваюсь.
Она смеется взахлеб так, будто ей только что сказали, что смерти нет, и улыбка ее красит неимоверно – а потом оглядывается, видит загорелого долговязого блондина, который возник – ну, такое чувство, что из воздуха – и кидается ему на шею.
Я стою на верху набережной, как раз под фонарем, вижу как они целуются, как она обнимает его, как он нежно перебирает разноцветную мешанину ее волос, и знаю – твердо знаю, как F=mg – для этих двоих смерти точно нет.
И никогда не будет. Уж на это-то у меня хватит сил.
еду на полигон - узнал об этом два дня назад, дурдом "веселка" в квадрате)
вдобавок ко всему опа!
у меня внезапно перестала дребезжать гитара, которую я нечаянно грохнул об дядечку с пивом в маршрутке.
дядечка укоризненно сказал: девушка, ну как же вы так?
на что я смущенно улыбнулся и сказал "извините, я нечаянно"
и убежал из маршрутки
и потом шел домой и переживал, что она совсем в дзен-быбым превратится, ан нет, выжила и даже зазвучала от соприкосновения с прекрасным дядечкой.

тут должна быть какая-то мораль: то ли, что от соприкосновения с прекрасными дядечками звучат не только гитары - но это какая-то ужасная пошлятина; то ли, что если один случайный удар об что-то выбивает мозг, второй удар об кого-то вставляет его на место...
как-то так, в общем, придумайте сами.

а это - не дублирую)

«…не случайно в одной из средневековых притч рассказывается о жонглере, который не умел иначе славить Богородицу, как только показывать фокусы пред ее образом…»